Извините, банк продан | Ост-вест консалтинг

Извините, банк продан

Опубликовано в журнале "Бизнес-журнал" № 7 от 11 апреля 2006 года
Журналист - редактор Михаил Кирьянов


Крупные слияния и поглощения на российском банковском рынке (Внешторгбанк — Гута–банк, Societe Generale — DeltaCredit, Райффайзенбанк — Импэксбанк) вызывают повышенный интерес финансовых аналитиков и СМИ. Газеты и журналы полны подробностей. Условия сделок, будущее менеджмента, перспективы приобретателей. Все это очень здорово, но не дает ответа на вопрос о том, что делать клиентам поглощенных банков.

В марте 2006 года, по данным bankir.ru, к продаже в той или иной форме готовилось около 130 российских банков. Часть из них работает в узких нишах, часть — обслуживает исключительно корпоративных клиентов, но попадаются и «универсалы». Так что поводы для беспокойства есть и у «физиков», и у «юриков».

— Прошло то время, когда, единожды выбрав банк, можно было спокойно работать, — говорит Елена Аксенова, директор гражданско–правового департамента «Юридической фирмы «КЛИФФ». — Клиенты, предприниматели и частные вкладчики вынуждены пристально следить за ситуацией на банковском рынке, недаром аналитики уже несколько раз прогнозировали системный кризис. Диверсификация рисков, анализ ситуации в банковской сфере и пристальное внимание к политике западных банков — способы минимизировать риски клиентов.

— Сообщение о продаже банка должно вызывать вполне естественное беспокойство, — согласен глава Law4Bank Денис Самков. — Другой вопрос — причины этого беспокойства. Банк — инструмент бизнеса. И если он покупается, то происходит это вовсе не для того, чтобы завтра его не стало. Главное — как он будет работать и в какой области. Например, в случае с покупкой Импэксбанка Райффайзенбанком оснований для беспокойства у клиентов, скорее всего, не было, ведь речь идет о крупном, хорошо отлаженном бизнесе. Да и сумма говорит о серьезности намерений покупателя.

Насколько важно, кто именно заинтересовался приобретением банка, услугами которого вы давно пользуетесь? Разницы в покупке банка иностранным и отечественным капиталом, по большому счету, нет. Но есть нюансы. Например, в случае приобретения банка иностранным капиталом Центробанк должен проверить финансовое положение покупателя. Как, впрочем, и финансовое состояние лиц, приобретающих более 20% акционерного капитала банка. В принципе, кто будет хозяином банка — иностранное или российское юридическое лицо — для клиента совершенно все равно: в любом случае все возникающие вопросы следует адресовать новому владельцу.

На взгляд Александра Зисина (ООО Юридическая компания «Аганин и Партнеры»), приобретение российского банка иностранным, возможно, является даже более положительным событием для клиента: «Иностранный банк, вероятно, постарается изменить культуру работы нового российского актива. И совсем уж фантастическим выглядит вариант, при котором иностранный банк, приобретя российскую кредитную организацию, начнет преобразования, которые могут повлечь резкие изменения, приводящие к негативным последствиям для клиента».

На взгляд Елены Аксеновой, ключевые отличия между российскими и иностранными приобретателями чаще всего состоят в уровне открытости информации. Сделки с российскими инвесторами осуществляются, а порой и завершаются «при закрытых дверях». Иностранные инвесторы, особенно крупные кредитные организации, также сохраняют конфиденциальность сделки до окончания процедуры. Однако после этого есть вероятность обнаружить в СМИ достаточно подробную информацию. «Наш опыт показывает, что после завершения подобных сделок начинается довольно длительный переходный период, связанный почти с полной сменой прежней команды, стратегии развития банка и уровня банковских технологий, — продолжает Аксенова. — Этот период не всегда положительно сказывается на клиентах. Но в результате уровень обслуживания клиентов существенно повышается, расширяется спектр оказываемых банком услуг. Впрочем, не всегда у клиентов хватает терпения. Далеко не всех может устраивать и новая политика банка».

Кроме кредитных учреждений, банки приобретают и частные лица. Так, ожидающийся отзыв лицензии у одного из банков может привести к росту активности частных инвесторов, заинтересованных в покупке более стабильной финансовой организации — топ-менеджеров и бывших владельцев банков.
— Клиенты банков должны, по возможности, четко представлять себе ситуацию, которая складывается на банковском рынке, — настаивает Елена Аксенова. — Близкое окончание процедуры включения банков в систему страхования вкладов (ССВ) породило в 2005 году повышенный спрос на банки. Усугубляет ситуацию и тот факт, что практически еженедельно Банк России отзывает банковские лицензии: с начала 2006 года отозвано уже восемь лицензий, из них пять — у банков, не вступивших в ССВ.

Одна из групп потенциальных покупателей — это представители банков, не прошедших в систему страхования вкладов. Они начинают поиск «запасного» варианта задолго до принятия Банком России решения об отзыве лицензии. Их цель — поиск банка, допущенного в ССВ, и оперативное «объединение» с ним. В такой ситуации клиентам поглощаемого банка следует тщательно проанализировать вероятную политику менеджмента. Если это опытные банкиры, они будут планировать и развивать бизнес дальше, присоединив свой банк к банку, принятому в ССВ. В этом случае клиенты будут уведомлены о предстоящей реорганизации, а это значит, что, в соответствии с законодательством, у них появится право требовать досрочного исполнения любых обязательств банка перед ними. Наконец, учитывая, что стоимость лицензии на участие в ССВ превышает три миллиона долларов, маловероятно, что банк будет заниматься операциями по «обналичиванию» и другой деятельностью, связанной с легализацией доходов, полученных криминальным путем.

Карты, вклады и проценты
Самая нервная публика — держатели вкладов и депозитов. В банках об этом хорошо знают, поэтому стараются сделать все, чтобы не допустить паники, добиваясь ощущения «плавного перехода». Характерный пример — приобретение Райффайзенбанком Импэксбанка. Председатель правления Райффайзенбанка Йоханн Йонах успокаивает: «До 2007 года Импэксбанк и Райффайзенбанк будут работать как самостоятельные банки. В дальнейшем, вероятно, начнется процесс объединения. Существующие договоры с клиентами будут пролонгироваться в соответствии с условиями, указанными в самих договорах. Возможно, тарифная сетка банков будет адаптирована в связи с данным событием».

— Если говорить о частных вкладах и депозитах, — комментирует Александр Зисин (ООО Юридическая компания «Аганин и Партнеры»), — то продажа банка, как правило, не приводит к резким и неблагоприятным последствиям для клиентов. Особенно крупных. Банку невыгодно расторгать или изменять заключенные на длительные сроки депозитные договоры. К тому же ситуации, когда банку приходится возвращать значительное количество денежных средств за короткий промежуток времени, уже имели место. Вспомним пример с «Альфа–банком»: после серии резких публикаций в «Коммерсанте» большое число вкладчиков решило расторгнуть договоры и забрать свои денежные средства, которых у банка в таком количестве просто не оказалось. В итоге акционерам банка пришлось тратить личные средства, чтобы выполнить обязательства принадлежащей им кредитной организации». Отличить стабильный долгосрочный банковский бизнес от спекулятивной «однодневки» не так уж и сложно. Однако это не значит, что в стремлении стать клиентом надежного, крупного и «всем известного банка» можно забыть о внимательном изучении всех статей и условий договоров с ним: типовой банковский договор часто составлен так, что в спорной ситуации клиенту нелегко будет доказать свою правоту. Отдельная история — приобретение региональных банков. Местные СМИ обычно, не жалея сил, раскачивают маятник сплетен и слухов, что способно вывести из равновесия любого, даже самого спокойного вкладчика. По мнению Дениса Самкова, клиенты регионального банка, который после покупки планируется перевести в центр, могут испытать определенные затруднения: многие из них просто не смогут больше получать непосредственный доступ к банковским услугам, а значит, будут вынуждены искать иное кредитное учреждение. «Покупка банка, а тем более его перевод из одного региона в другой чаще всего осуществляется в «свернутом» состоянии, — успокаивает Самков, — то есть только тогда, когда все кредиты погашены, а депозиты закрыты. К тому же трудно себе представить, что прежние собственники банка захотят столкнуться со сложностями в процессе оценки активов. Наконец, в соответствии с Гражданским кодексом, любая реорганизация требует обязательного извещения всех обслуживаемых клиентов банка. Это же требование распространяется и на банки, меняющие свое местонахождение или наименование».

Безусловную осторожность следует проявлять и тем, кто держит ценности в ячейках готовящихся к продаже банков. Ячейки и так не слишком защищены — в определенных случаях их вскрытие происходит совершенно официально — на основании судебного решения. Но ведь постоянный доступ к ячейкам имеют и сами банковские сотрудники, у которых теоретически есть возможность получить доступ к их содержимому. Тем временем сделки по поглощению банков чаще всего сопровождаются масштабной перетряской менеджмента. А раз так, есть повод насторожиться. Что происходит с пластиковыми картами, эмитированными поглощенным банком? «Банковская карта, по сути, является лишь инструментом, ключом к счету клиента. А значит, ситуация здесь такая же, что и с обычным счетом: изменяться могут тарифы на обслуживание и кредитная политика (например, лимит кредита), но — только по договоренности с клиентом, поскольку иначе придется вести речь об изменении или расторжении уже действующего договора между клиентом и банком», — говорит Александр Зисин.

— Отношения банка и физического лица — держателя карты регулируются законами о защите прав потребителей, — напоминает Денис Самков. — Следовательно, в случае досрочного прекращения возможности использовать карту клиент может в судебном порядке отстоять свои права. Как минимум, клиентам поглощаемых банков гарантированы те или иные неудобства организационного свойства. «В некоторых случаях, как это было при слиянии ОВК и Росбанка, у клиентов могут возникнуть некоторые технические неудобства. Возможно, придется переоформить кое-какие документы, чтобы продолжать пользоваться привычными банковскими услугами, по сути, в том же банке, — подтверждает Елена Аксенова. — Но в любом варианте все это будет сделано за счет банка. Единственным неудобством для клиентов в данном случае является потеря времени. Впрочем, при покупке банка его клиентам непременно стоит обеспокоиться уточнением условий договоров или обслуживания пластиковой карты — так проще обезопасить себя от вынужденного временного отстранения от использования нужных банковских услуг». Обсуждаемые сегодня российским деловым сообществом сделки по слиянию и поглощению банков — далеко не последние. «Курс на укрупнение банковского бизнеса и борьба с мелкими представителями в банковской и страховой сфере ни для кого не являются открытием, — напоминает Александр Зисин. Легко предположить, что в перспективе на банковском рынке останутся три крупных блока банков: ориентированные на ритейл; кэптивные и прослойка «смешанных». Впрочем, нет никакого секрета и в том, что присутствие зарубежных финансово–кредитных структур в России будет только усиливаться. А значит, не за горами новые громкие сделки.

— Трудно переоценить потенциал рынка России, страны с населением около 145 миллионов человек, где в последние несколько лет наблюдается устойчивый рост ВВП, — напоминает Йоханн Йонах (Райффайзенбанк). — В частности, к концу 2005 года в стране прогнозировался рост ВВП примерно в размере 6%, что почти в четыре раза превышает этот показатель по зоне Евросоюза; в России можно рассчитывать на постоянно растущий спрос на финансовые продукты. Именно поэтому иностранные игроки выбирают Россию в качестве одного из объектов своих инвестиций.

Банкиров нужно знать в лицо
Корни проблемы, которые могут возникнуть у клиентов банка в связи с его продажей, зачастую таятся в недостаточно ответственном подходе к выбору кредитной организации. Клиенты весьма поверхностно представляют себе историю, политику и принципы обслуживания клиентов и тарифную сетку, не обращают внимания на структуру собственности банка, на его участие в составе той или иной группы юридических лиц, плохо информированы о наличии сети представительств, не анализируют поведение банка в различных ситуациях (например, во время резких изменений курса доллара или евро), не придают значения качеству составления документов, предлагаемых банком к подписанию при установлении договорных отношений. Принцип, которого я бы советовал придерживаться при выборе банка, таков: важно выбрать кредитное учреждение, которое действительно способно стать вашим партнером. Если речь идет о крупных денежных средствах, то необходимо наличие неформальных связей с руководящим составом, кем–либо из топ–менеджмента или с владельцами банка, которые смогут «предупредить», «повлиять», «решить». В России очень важно знать конкретных физических лиц, которым вы доверяете свои деньги — управление ими или их хранение.